Бахтин М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса

В большинстве случаев это, конечно, всего лишь рекламный посыл туристических агентств. Но, пожалуй, действительно, в обыденном сознании карнавал - это, в первую очередь, праздник жизни. Многие даже уверены, что"карнавал" в переводе означает именно"праздник" или"фестиваль". Дело в том, что европейские карнавалы традиционно проводились перед Великим Постом, который подразумевал отказ от мясной пищи и плотских удовольствий. Зато карнавал позволял все: Подобные праздники, которые во многом определили европейские карнавальные традиции, существовали и в дохристианские времена в Египте, Персии, Греции и Риме и, как правило, были связаны с окончанием сельскохозяйственных работ. К примеру, Римские Сатурналии прообраз карнавала начинались 17 декабря. К тому времени урожай был собран, и у людей появлялась возможность немного расслабиться перед началом новых трудов. Этот период был посвящен безудержному веселью и отдыху: Основным мотивом Сатурналий был краткосрочный переворот существующего миропорядка и вседозволенность:

Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и ренессанса

Выступал значимым компонентом средневековой и ренессансной народной культуры. Используется в современной философии культуры. Бахтина"Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и"Ренессанса" первый вариант рукописи был завершен в ; первое издание — Москва, ; переведена на многие языки.

(Искусство слова и народная смеховая культура [1]). // Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. — 2-е изд. Рабле – наследник и завершитель тысячелетий народного смеха. тону и функциям веселым карнавальным видениям преисподней и.

Выступал значимым компонентом средневековой и ренессансной народной культуры. Используется в современной философии культуры. Бахтина"Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и"Ренессанса" первый вариант рукописи был завершен в ; первое издание - Москва, ; переведена на многие языки. Отказавшись от традиционалистских описаний социального фона эпохи Возрождения и от рассмотрения передовых взглядов Рабле-гуманиста, Бахтин сосредоточился на исследовании античных и особенно средневековых истоков романа Рабле"Гаргантюа и Пантагрюэль".

Алексеева,"народно-фольклорной традиции средневековья" ряд особенностей изучаемого произведения, давно казавшихся исследователям очень странными. Присущее"Гаргантюа и Пантагрюэлю" парадоксальное сочетание многочисленных"ученых" образов и простонародной а часто и непристойной комики Бахтин объяснил значимым воздействием на Рабле площадной смеховой культуры средневековья, возникшей в гораздо более ранний период, но достигшей своего полного расцвета к 16 в.

По мнению Бахтина, не только Рабле, но и Дж. Сервантес оказались подвластны обаянию жизнеутверждающей и светлой атмосферы, свойственной К. Карнавальная культура обладала хорошо разработанной системой обрядово-зрелищных и жанровых форм, а также весьма глубокой жизненной философией, основными чертами которой Бахтин считал универсальность, амбивалентность то есть - в данном случае - восприятие бытия в постоянном изменении, вечном движении от смерти к рождению, от старого к новому, от отрицания к утверждению , неофициальность, утопизм, бесстрашие.

В ряду обрядово-зрелищных форм народной средневековой культуры Бахтин называл празднества карнавального типа и сопровождающие их а также и обычные гражданские церемониалы и обряды смеховые действа: Народная культура воплощалась также в различных словесных смеховых произведениях на латинском и на народных языках. Эти произведения, как устные, так и письменные, пародировали и осмеивали буквально все стороны средневековой жизни, включая церковные ритуалы и религиозное вероучение"Вечерня Киприана", многочисленные пародийные проповеди, литургии, молитвы, псалмы и т.

Веселая вольница карнавального празднества порождала разнообразные формы и жанры неофициальной, а чаще всего и непристойной фамильярно-площадной речи, в значительной мере состоящей из ругательств, клятв и божбы. На карнавальной площади всегда настойчиво звучали возгласы балаганных зазывал, которые - вместе с другими"жанрами" уличной рекламы"крики Парижа", крики продавцов чудодейственных средств и ярмарочных врачей - обыгрывались и пародировались, становясь при этом важным элементом народной смеховой культуры.

А между тем Рабле принадлежит одно из самых первых мест в ряду великих создателей европейских литератур. Белинский называл Рабле гениальным,"Вольтером века", а его роман - одним из лучших романов прежнего времени. Западные литературоведы и писатели обычно ставят Рабле - по его художественно-идеологической силе и по его историческому значению непосредственно после Шекспира или даже рядом с ним.

В Средневековье карнавал гремел и смеялся по всему миру. писал культуролог Михаил Бахтин. — Смех предполагал преодоление страха. Карнавальный смех не давал им закостенеть в мертвящем догматизме, Обломки некогда великой карнавальной культуры исчезают на глазах.

Бахтиным, - самое серьёзное достижение отечественного литературоведения по данному вопросу. Не следует считать, однако, что Бахтин - единственный, кто занимался проблемой народной смеховой культуры. Одновременно и на том же материале, что и Бахтин, работал Л. Учёные были связаны личным знакомством и общением. Параллельно с трудами Бахтина и Пинского по западноевропейской карнавализованной литературе шла работа над русской праздничной культурой.

Продуцирующим характером Пропп объясняет и массовый разгул, сопровождающий большинство аграрных праздников. Для Бахтина же главный принцип народной праздничной культуры - принцип вечной смены, обновления, смерти-рождения, прославление весёлого хода времени.

Ложь под личиной правды

Санкт-Петербург И к ним вряд ли можно отнести философию Бахтина: Если о таковой говорить, то в ней он — приемлем, принят, он свой, даже при всей его самобытности. Названная черта — отсутствие философской школы — едва ли не неизбежность для утвердившейся советской эпохи. Но своеобразие ситуации в том, что Бахтин именно мыслитель, он именно философствует:

Бахтину, полагаю, в этот момент было не до смеха, - хотя мы ныне уже официальной, с одной стороны, и народной, карнавальной, смеховой - с другой» [7]. . «Скупого рыцаря» к «распространенному мифическому мотиву страха .. писателем-гуманистом Рабле и средневековой народной культурой.

Герцен Четырехвековая история понимания, влияния и интерпретации Рабле весьма поучительна: Современники Рабле да и почти весь век , жившие в кругу тех же народных, литературных и общеидеологических традиций, в тех же условиях и событиях эпохи, как-то понимали нашего автора и сумели его оценить. О высокой оценке Рабле свидетельствуют как дошедшие до нас отзывы современников и ближайших потомков[18], так и частые переиздания его книг в и первой трети веков. При этом Рабле высоко ценили не только в кругах гуманистов, при дворе и в верхах городской буржуазии, но и в широких народных массах.

Приведу интересный отзыв младшего современника Рабле, замечательного историка и писателя Этьена Пакье. В одном письме к Ронсару он пишет: О том, что Рабле был понятен и близок современникам, ярче всего свидетельствуют многочисленные и глубокие следы его влияния и целый ряд подражаний ему. Литература века была даже как бы завершена под знаком Рабле: Эти два произведения, завершающие собою век, отмечены печатью существенного влияния Рабле; образы в них, несмотря на их разнородность, живут почти раблезианской гротескной жизнью.

История развития карнавала и маскарада

А между тем Рабле принадлежит одно из самых первых мест в ряду великих создателей европейских литератур. Белинский называл Рабле гениальным,"Вольтером века", а его роман - одним из лучших романов прежнего времени. Западные литературоведы и писатели обычно ставят Рабле - по его художественно-идеологической силе и по его историческому значению - непосредственно после Шекспира или даже рядом с ним.

Французские романтики, особенно Шатобриан и Гюго, относили его к небольшому числу величайших"гениев человечества" всех времен и народов. Его считали и считают не только великим писателем в обычном смысле, но и мудрецом и пророком.

карнавальной культуры как явления, которое создает условия для несоблюдения строя Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса” упущение автора концепции в раскрытии амбивалентности смеха (кроме челетиями воспитанного в человеке страха перед священным, перед.

Бахтиным, который обозначал им такое явление западно-средневековой культуры как карнавал. Бахтин подчёркивал огромное общественное значение средневекового смеха, который переносил средневекового человека в мир народной карнавальной утопии, временно выводил его за рамки официальной религиозной культуры, вырывал его из-под власти социальных запретов. Игра не выводит за пределы мира как такового, а позволяет проникнуть в его заповеданные области, туда, где серьёзное пребывание равносильно гибели, поэтому она всегда — игра, смешная и опасная одновременно.

Так, святочные гадания — один из наиболее весёлых моментов крестьянского календаря…так и именуются: Кроме того, как считает И. Кондаков, русский смех горек [9, с. В отличие от смеха в современной культуре, средневековый смех чаще всего обращён против самой личности смеющегося и против всего того, что считается святым, благочестивым, почётным. Большую роль в смеховой культуре русского Средневековья играло выворачивание одежды наизнанку, задом наперёд одетая шапка, т.

Широкое распространение в это время получили и т. Происходило как бы искажение текста: Смех открывает в одном другое, не соответствующее:

Доклад: История развития карнавала и маскарада

Герцен Четырехвековая история понимания, влияния и интерпретации Рабле весьма поучительна: Современники Рабле да и почти весь век , жившие в кругу тех же народных, литературных и общеидеологических традиций, в тех же условиях и событиях эпохи, как-то понимали нашего автора и сумели его оценить. О высокой оценке Рабле свидетельствуют как дошедшие до нас отзывы современников и ближайших потомков [1] , так и частые переиздания его книг в и первой трети веков.

При этом Рабле высоко ценили не только в кругах гуманистов, при дворе и в верхах городской буржуазии, но и в широких народных массах. Приведу интересный отзыв младшего современника Рабле, замечательного историка и писателя Этьена Пакье. В одном письме к Ронсару он пишет:

Ключевые слова: Ницше, Бахтин, народная культура, смех, шут, гротескное тело, но в качестве повода для смеха, а не для трепета и страха. . Таким образом, мы видим здесь характерное для карнавальных.

Официальная культура — строгая, трагичная. Комическое не имеет места в официальной культуре. Карнавальная одежда — гипертрофия плотского начала. Разрешалось святотатство, кощунство, чернословие. Всенародная общность — карнавал один для всех. Период фамильярного общения всех сословий. Смех над смертью, чтобы преодалеть страх. Смерть — обязательный персонаж карнавала.

Музыкальный БАТЛ Летнего Кубка! Тина Кароль в главной роли